Ростислав Плахов-Модестов: или конкурентноспособное кино?

Рубрика: Новости

— Ростислав Петрович, какие картины вы сняли последнее время?

— За последние три года я сделал две картины одного цикла: «Когда мы были казаками. В круге первом »и« Когда мы были казаками. В круге втором »- оба на историческую тематику. К сожалению, ни на одном фестивале, кроме «Молодости» (первый фильм), они не были. Состоялся еще просмотр в Доме кино, вот и все. Понимаете, я не имею авторских прав на эти фильмы, ведь их заказчиком является Министерство культуры, и продюсерством должен заниматься она, но пока все стоит на месте.

— А как бы вы охарактеризовали современное состояние украинского кино?

— Критический … Ведь сейчас время быстрых изменений, общество с одной стадии развития перешло в другую, а значит, и кино должно измениться. Но для того, чтобы это произошло, должно пройти определенное время, а его нет, вот и возникает пропасть. А во-вторых, не следует забывать, что существует еще телевидение и пресса, которые мобильнее и оперативнее, и именно в них современник может найти то, что его интересует, что ему нужно. И здесь кино, как вы понимаете, неконкурентоспособную. Да и материально-технической базы нам не хватает, поскольку, например, одна картина — я буду говорить не об игровом кино, а о научно-популярное или документальное — сегодня стоит больше 100 тысяч, а государство в этом году выделила на нашу студию около 300 тысяч. Так о чем может идти речь? А еще и после того, как закрыли фабрику в Шостке, мы должны работать с «Кодаком», а это стоит немало. Вообще нам для начала не помешало бы работать на собственный рынок, на собственного зрителя. А как, вы скажите, вообще можно нам равняться с Америкой (я не имею в виду актеров или сценарии) — вы сравните ту технику, которую они имеют, и те деньги, которые они вкладывают, с нашими. Нужно искать каких-то других творческих решений, творческих подходов.

«Наши деньги идут на развитие соседней кинематографии»

Рубрика: Воспитание, Досуг

— Валентин Витальевич, скажите, в каком состоянии сегодня студия?

— Когда-студия выпускала до 500 картин в год, работало более 120 штатных режиссеров, около 80 операторов, в общем подходило к 2500 сотрудников. Но если посмотреть, что именно производила студия, то раздел будет интересен — 90% составляли учебные и фильмы по заказу, которые почти не имели массового экрана, это специфические фильмы для конкретной аудитории, и их государство почти не планировала. А художественных фильмов массового экрана было 7-8%, почти так, как и сегодня, — 5-6 картин в год. Беда в том, что нет основания, которое могло бы формировать творческую конкуренцию среди первых состав режиссеров, сценаристов, а во-вторых, нет второго состава, который бы постоянно был в процессе. Конечно, мы приглашаем молодых режиссеров, операторов-студентов, так как для них это определенная практика, ну и на них ориентируемся на будущее.

— А где можно увидеть вашу продукцию?

— Только цикл «Неизвестная Украина» нам удалось перевести на видеоносители и распространить на целевую аудиторию: высшие учебные заведения, школы. Это где-то 200 комплектов, в каждом по 14 видеокассет. Сложность в том, что Украина не имеет своего канала, который бы транслировал неигровое кино, которое весьма популярно в Европе и имеет свою целевую аудиторию. И это проблема, потому что даже канал «Культура» в том виде, в котором он существует сегодня в Украине, не выполняет тех функций, которые на него возложены. Это проблема, которую нужно решать, потому аудиторию надо готовить, воспитывать. У меня есть крестник, который учится в университете, на математическом факультете, он на компьютере просматривает фильмы, я думал, что это боевики, а оказывается, мировоззренческие фильмы того же научно-популярного кино.

Сергей Буковский: «Мы представляем себя жертвами …»

Рубрика: Режиссер, Фестиваль

— Ваша картина «Война. Украинский счет »была в числе других семи претендентов в области кино на соискание Шевченковской премии. Вы верили в победу?

— Откровенно говоря, я не думал об этом … Когда-то на фестивале в Лейпциге, где был представлен 20-минутный фильм «Крыша», я получил «Золотого голубя», это самая высокая награда фестиваля. Было это через несколько недель после падения Берлинской стены … Были друзья, гуляли по городу, пили пиво и только однажды мы зашли в зал, посмотрели какой-то фильм, и опять пошли гулять по городу. Тогда на улице было гораздо интереснее, чем в зале … А потом в последний день говорят: «Придите, вас награждают». Помню, Герц Франк (выдающийся латышский документалист — он получил тогда «Золотого голубя» за полнометражный фильм) пошутил: «Ты виз только две коробки, я — восемь, а деньги дали одинаковые». Это, безусловно, приятно, когда тебя награждают, но я этому никогда не придавал большого значения. Вот вы говорите, было семь претендентов, а я даже не знаю, кто они … И все же не хочу произвести впечатление равнодушного к признанию «художника» — я действительно горжусь этим отличием.

— Довольны ли вы тем, как работает ваш фильм, то есть его дистрибуцией?

— Дистрибуция — это темное дело, я — не собственник, и это дело канала «1 +1». Хотя была определенная заинтересованность, приезжал один дистрибьютор из Канады, пытался, я знаю, его купить … Там есть множество специализированных каналов (PBS — это сеть общественного телевидения, исторические каналы), где фильмом, как он говорил, заинтересовались. Почему они не смогли договориться с каналом, я не знаю … Больше хозяин ко мне не звонил.

Детское лицо кинематографа

Рубрика: Дети

Актуальность

Старейшей картиной на фестивале была венгерский мелодрама «Освобожденный воин» (Белла Балог, 1917), которая вместе с приключенческой мелодрамой «Призвание Андрей Карела» (Жан Шу, Швейцария, 1925) составляла «сладкую» часть показов. Последнюю ленту нельзя обойти вниманием хотя бы потому, что здесь мы видим гениального Мишеля Симона в его первые кинороли. Интересна также нелинейная построение сюжета — герои постоянно ретроспективно возвращаются в прошлых событий, заново отделываясь перед их глазами, вплетаются в канву картины. Кроме того, фильм шел в живом музыкальном сопровождении-импровизации Даниеля Перрена. Его же мелодии звучали также и во время показа другой швейцарской ленты — «Детские лица» (Жак фейдер, 1925). В этой психологической драме мы видим, как тонко режиссер сумел передать эмоциональный мир ребенка через параллельный показ неукротимости природных стихий — чувство маленьких героев и горные пейзажи Альп, в которых скрываются неожиданная сила и опасность, одинаково наивные в своей естественности и незипсутости. Контрастной к этой ленты может показаться комедия Николая Шпиковського «шкурник» (Украина, 1929). Здесь мы не увидим приятных глазу типажей и положительных персонажей — антибуржуйська ирония просто не оставляет их в фильме (разве что кому-то понравятся красные комиссары, чьей склонности к демагогии также не обошла ирония режиссера, или симпатию вызовет верблюд, что так естественно «вписывается» в киевские ландшафты, — именно он, по сути, и является главным героем фильма).

Дух улья. Сан-Себастьян-2003

Рубрика: Кино, Фестиваль

Всего на нем было в этом году больше, чем когда-либо: больше авторского кино, более музыкального, больше научно-фантастического, более комедийного, документального, классического, больше боевиков, больше собственно испанского кино … Очевидно, по замыслу официального спонсора фестиваля Canal +, это должно привлечь к нему еще больше внимания, чем раньше, доказывая зрелость и мощность мероприятия.

Десять неповторимых дней (с 18 по 27 сентября) балансировали на грани действительно фантастического кинопраздника и сдержанно-напряженной работы прочь всех, в сугубо испанской манере. Хотя баски считают этот фестиваль своим и его точное название — «Доностия — Сан-Себастьян», по двойным названием города — столицы одной из баскских провинций, и к тому же самых живописных. Доностия — прероманська название, которое отстаивают не только баски, ее признают и звезды первой величины. По крайней мере Изабель Юппер в своей благодарности за премию «Доностия», основанную в 1986 году, традиционно присуждается на фестивале за выдающийся творческий вклад, все время предпринимала лишь эту название, освидчуючись в любви к этому городу. Так же «забыли» о Сан-Себастьян и двое других лауреатов этой премии — Шон Пен и Роберт Дюваль. Все фестивальные издания печатались на трех языках: баскском, испанском и английском.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140