Коллективное бессознательное в творчестве Сергея Параджанова

Рубрика: Кино, Режиссер

«Тени забытых предков» Сергея Параджанова — один из самых увлекательных и найнезбагненниших фильмов ХХ века, уже на протяжении сорока лет неизменно поражает зрителей, становится открытием для каждого нового поколения, оставаясь вне времени в своей вечной актуальности. Откуда же такая неисчерпаемая сила эмоционального воздействия, безграничное смысловое богатство?

Параджановского «Тени» — это уникальное сочетание кинематографического новаторства, индивидуальной неповторимости режиссерского и операторского стиля с глубиной и универсальностью смысла, которая сближает фильм с мифом и фольклором, напоминает о надособистисний аспект художественного творчества, ее извечный связь со сферой родовой памяти, архетипами коллективного бессознательного.

Позволим себе краткий теоретический экскурс. Согласно концепции Карла Густава Юнга, индивидуальное бессознательное — лишь вершина значительно большего по объему коллективного бессознательного, надособистисного по своей природе, унаследованного человеком подобно инстинктов, а не сформированного на базе индивидуального опыта. Если в личностном бессознательном основную роль играют комплексы, то структурообразующие элементами коллективного бессознательного являются архетипы — универсальные модели бессознательной психической активности, спонтанно определяющие человеческое мышление и поведение.

Кино как мировоззрение. Довженко и Параджанов

Рубрика: Кино, Психология

Дитя урбанизированной среды

Одна из самых выразительных тем в период утверждения кино как искусства — образы города. Это не случайно, ведь кино — дитя урбанизации, промышленной революции на новом витке научно-технического прогресса. И в конце XIX века именно в городах концентрируется все более значительная численность населения. 1927 выходит фильм Вальтера Рутман с очень красноречивым названием — «Берлин. Симфония большого города ». Оператор Карл Фрейнд, считая репортажную съемку единственной, которая может воспроизвести жизнь на экране, снял живет город как удивительный, сложный, способный преуменьшая функционировать организм. Но что за этим? Оценивая фильм, польский писатель Юзеф Витлин спрашивал: «Куда несутся эти поезда, эти машины и омнибусы? Разве по этой всей жизненной мишурой не кроется пронзительная пустота, от которой нельзя ни уехать, ни улететь? »И суммировал:« Фильм Рутман — это настоящая эпопея наших дней и — добавлю — трагическая эпопея ». Показательной в выражении мировоззренческих концепций кино и одновременно визуально впечатляющей была антиутопия Фрица Ланга «Метрополис», в которой обезличенные людская масса показана как дополнение к гигантских машин, как часть работающего механизма. Вообще образ города как спрута, угрожающая тотальность техники (знаменитый конвейер в «Новых временах» Ч. Чаплина), включая впоследствии технику космическую и компьютерную, не раз варьироваться в кино. Собственно, кино и возникло как самовыражение урбанизированного, а значит большой степени обезличенного среды, потому что соответствовало его основным требованиям и правилам, которые заключаются в: 1) доступности восприятия, 2) конкретности, наглядности, жизнеподобия изображаемого, 3) отсутствия загадок и шифров, прозрачности содержания, 4) повторяемости историй, акцентировании на делах материальных, телесных, 5) массовости — возможности показывать массовой аудитории, 6) плате за показ, следствием чего является коммерциализация.

Случайные встречи с Параджановым

Рубрика: Воспитание, Режиссер

Мы, абитуриенты кинорежиссуры Института театрального искусства, не могли знать, что во время вступительных экзаменов состоялся идеологический партийный съезд «О непримиримость двух идеологий» как реакция на статью В. Некрасова в журнале «Искусство кино» о совместных с нашими общегуманитарного проблемы у художников Италии, США, и, возможно, неумышленно нам предложили прорецензуваты один из трех документальных фильмов, среди которых был фильм, снятый по сценарию упомянутого автора. Понятно, что тем, кто выбрал для рецензии эту ленту, снизили балл — вероятно члены комиссии перестраховались. Для тех, кто сдал экзамены с проходными баллами, последним испытанием был коллоквиум-собеседование на мировоззренческие и художественные темы. Комиссию удивило, что автор этих воспоминаний не был комсомольцем — повальный обязанность школьников в тогдашней УССР — в сибирских школах такое членство было добровольным и участие в спорте и самодеятельности компенсировала внеклассную активность учеников. Особенно спровоцировал упрек о нехватке патриотизма по незнанию творчества Скорика, тогда еще неизвестного вне Украины. Наверное, сработал фальстарт от абсурдности этого упрека, ибо вся процедура экзаменов проходила на русском языке, а неукраинский Киев, по сравнению с эстонской Эстонией, был первым разочарованием после радужных представлений о равноправии республик-сестер. Все эти впечатления вылились на членов комиссии: о языке общения на экзаменах и в столице и что тогда понимать под дефиницией «патриотизм». Дух пленума, как первый колокол по «оттепели», очевидно, осторожнее членов комиссии насторожил о предсказуемости такого студента, но руководитель курса посоветовал дополнительно составить еще два экзамена на театроведческий вечерний факультет и даже поспособствовал справкой на прописку в Киеве, что формально было нарушением предписаний. Устроился на студию им. А. Довженко, что стало вторым разочарованием по этой же причине, хотя тогда снимались фильмы «Сон» Денисенко, «За двумя зайцами» Иванова, но большинство фильмов ничего общего с украинской тематикой и проблемами не имели.

Слава Степнова: «Свои спектакли я делаю для себя»

Рубрика: Фестиваль

— Чем была для вас интересной именно такая версия «Вия» — без самого Вия?

— Создавая «Панночку», я меньше всего думал о мистике или смерть, о ведьмах и другую «нечисть» … Я думал о «магии» Любовь. Меня интересовала линия «Хома — Хвеська», — их обычные человеческие отношения, которые позже превращаются в любви.

— Любовь это или просто бегство от неизвестности, незвиданости, таинственности мира к спокойному хуторского жизнь?

— А разве «спокойное хуторское жизни» исключает любовь? Продолжая размышления о «любви», мы выйдем к теме «страсть» … Это не одно и то же … Не каждый может пойти на безумство ради любви … Например, танцевать с ведьмой, как это было в нашем спектакле … Но любовь — это очень земное, простое чувство. В страсти же есть нечто от колдовства, от ведьмы. В спектакле я попытался рассуждать именно об этом … Встретились обычные люди — Он и Она, складываются какие-то отношения, но вдруг что-то потустороннее, колдовское врывается в их жизнь. В нашем спектакле Панночка — испытание для Фомы.

В финале обнаженность Барышни — это не победа искушения. Это, скорее, ее последний аргумент. Это как болезнь. В православии обнаженное женское тело есть грех, дьявольское зрелище … Я намеренно использовал такую метафору … Пьеса Нины Садур «Панночка» — амбициозная в хорошем смысле, в ней много всего. Но меня интересовало именно это. Критики подчеркивали, что я увлекся «любовным» в пьесе, мало мистики и «ужасов» …

— Брак мистики и ужасов меня совсем не смутил, а вот быстрая и однозначная «сдача» Фомы барышне … Почему противодействующая сила любви оказалась недостаточно сильной?

Особенности студенческого чаепития

Рубрика: Театр, Школа

«Он, она и …» — судьбу этой универсальной комбинации и характер истории, которая из нее вырастает, всегда решает третий компонент. А вдруг это будет чайный сервиз? Именно над таким вариантом попытался поразмыслить сербский писатель Милорад Павич. Сторонник игры и парадокса, автор романов-словарей, романов-кроссвордов, пьесы-меню, в которой читателю на выбор представлены несколько завязок и развязок, Павлин остается верным себе. Рассказ «Веджвудський сервиз для чая» представляет собой маленький лабиринт с несколькими неожиданными сюжетными поворотами, каждый из которых дает возможность увидеть события в ином свете, открывает новый смысл.

Совместное изучение математики, которому в течение нескольких лет отдаются безымянные герой и героиня, кажется, перерастает в классическую историю любви. Но не все так просто. Вдруг оказывается, что предметом страсти бедного студента есть … роскошный чайный сервиз зажиточной героини, из которого голодному студенту так приятно есть завтрак, который подают в перерыве между студиями. В очередной раз точку зрения на события кардинально меняют имена героев, названные в последнем предложении. Его зовут Балканы, ее — Европа. Итак, читатель попал в изысканную ловушку, умело расставленную писателем.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140