Рубрика «Театр»

Эвентуально, Фрейд …

Рубрика: Психология, Театр

Относительно психоанализа украинская интеллектуальная сцена выглядит целины, щедро поросшей различными предубеждениями как советскими, так и новоприобретенными. В то время как в Европе Фрейд занимает видное место среди мыслителей, определивших интеллектуальное лицо ХХ века, у нас принято обвинять его во всех грехах человечества, — по инфантильной логике вину переносят на гонца, принесшего дурную весть.

Однако, «Истерия», свободная адаптация специально переведенной пьесы Терри Джонсона, избегает всякой «партийности»: она не имеет ни просветительско-апологетического, ни розвинчувального пафоса. Это сюрреалистический эксперимент, который пытается воспроизвести фактуру первичного процесса, с его специфическим механизмом комбинирования означникив. Достаточно точно этот принцип работает на уровне отдельных образов: монотонные движения ступок в медных тазах, выполняющих скульптурно застывшие женщины в черном; странные обряженных (красные кожаные колпаки и белые платки во рту) гномы, которые вращаются, словно часовой механизм; обнаженная человекоподобное существо ( Сергей Марченко) с огромной фаллической трубой, из которой то и дело добываются утробные звуки — замечательные персонификации либидо. К тому же весь этот многочисленный бестиарий бессознательного, безответно населяет сцену, имеет екстрадиегетичний статус пластической проекции психической реальности.

Особенности студенческого чаепития

Рубрика: Театр, Школа

«Он, она и …» — судьбу этой универсальной комбинации и характер истории, которая из нее вырастает, всегда решает третий компонент. А вдруг это будет чайный сервиз? Именно над таким вариантом попытался поразмыслить сербский писатель Милорад Павич. Сторонник игры и парадокса, автор романов-словарей, романов-кроссвордов, пьесы-меню, в которой читателю на выбор представлены несколько завязок и развязок, Павлин остается верным себе. Рассказ «Веджвудський сервиз для чая» представляет собой маленький лабиринт с несколькими неожиданными сюжетными поворотами, каждый из которых дает возможность увидеть события в ином свете, открывает новый смысл.

Совместное изучение математики, которому в течение нескольких лет отдаются безымянные герой и героиня, кажется, перерастает в классическую историю любви. Но не все так просто. Вдруг оказывается, что предметом страсти бедного студента есть … роскошный чайный сервиз зажиточной героини, из которого голодному студенту так приятно есть завтрак, который подают в перерыве между студиями. В очередной раз точку зрения на события кардинально меняют имена героев, названные в последнем предложении. Его зовут Балканы, ее — Европа. Итак, читатель попал в изысканную ловушку, умело расставленную писателем.

Кому в Украине жить хорошо

Рубрика: Психология, Театр

Премьера «Народного Малахия» состоялась в бывшей украинской столицы 75 лет назад. Провинциальный философ и по совместительству почтальон Малахий Стаканчик потребовал немедленно реформировать человека, и прежде всего украинского гражданина. Он проповедником ходил по харьковским улицам, побывал в Совнаркоме и в результате попал на «Сабурову дачу» (древнее название известной психиатрической больницы). Печальную притчу Кулиша понимали неоднозначно. Кто доказывал, что людей с таким простовато верой в Маркса и Библию, акафист и «Анти-Дюринг» вообще не существует. Кто видел в пьесе скрытую антисоветчину (может, именно поэтому ее запретили), а через пять лет после премьеры, в 1933 году, один из прототипов Малахия, «госпромовских мечтатель» и народный комиссар Николай Скрипник, пустил себе пулю в сердце.

Еще раньше Курбас вынашивал идею поставить на березильський сцене запрещенного в то время «Хулия Хурина». Название пьесы напоминала о герое романа И. Эренбурга. Его имя использует в произведении авантюрист вроде Остапа Бендера. В почти гоголевском сюжете возникает ряд социальных масок, порождение небывалой мещанско-политической демагогии. К несуществующих могил таких фиктивных идолов и до сих пор возлагают цветы.

Литовец, одержимый Чеховым

Рубрика: Режиссер, Театр

В начале февраля киевские зрители имели возможность лицезреть на сцене Национального академического театра им. И. Франко «Вишневый сад» Чехова в постановке великого режиссера современности литовца Эймунтаса Някрошуса.

Этот грандиозный антрепризный проект стал своего рода экспериментом — попыткой соединить литовский театральный формализм с блестящей игрой актеров русского психологического театра.

Принимая во внимание актерский состав (Людмила Максакова, Владимир Ильин, Евгений Миронов, Алексей Петренко, Инга Стрелкова-Оболдина и др.) и режиссерский гений Някрошуса, спектакль называли премьерой года еще до фактической ее появления.

«Вишневый сад» Някрошуса является еще одной титанической попыткой создания магического зеркала, который смог бы правдиво отразить метафизическую реальность человека.

По мере углубления диспропорции между материальным и духовным развитием человечества слово как элементарный носитель истины обесценивается по сути, превращаясь в мелкую разменную монету, облегчающий бытования. Слову перестали доверять. Оно уже не является достаточным, весомым, объемным.

Театр «Актер»: большое в маленьком

Рубрика: Театр, Школа

Итак, «Актер» — и название не случайная, не создана впопыхах, как манок для публики. Это театр имени Актера, созданный для Актера семнадцать лет назад актером Валентином Шестопаловым, народным артистом Украины. Профессиональная карьера Шестопалова началась еще в одиннадцать лет с главной роли в спектакле «Друг мой, Колька», а самым первым режиссером — во Львове, в драмкружке Дворца пионеров — стал Роман Виктюк. Дальше была студия в театре им.И.Франко, учеба в ГИТИСе в Москве, работа во Львове, тогда Киев — Театр Поэзии, труппа театра русской драмы им. Леси Украинский. Казалось бы, головокружительные возможности, но, к сожалению, интересных ролей предлагали мало.

Сложные моменты творческой жизни или ломают, или заставляют бросать вызов. Именно так и сделал Шестопалов, который 1988 вместе с Татьяной Родионовой, бессменным директором «Актера», открыл театр-кафе в помещении кафе «Теремок». Спектакли начинались в 21.30 (довольно необычный час), собственно, когда кафе с такой детско-сказочным названием уже закрывалось, и тогда начиналась сказка для взрослых. Но сказка? Ведь первый постановками стали «Скамейка» А. Гельмана и «Записки сумасшедшего» Н. Гоголя — это моноспектакль приобрела особый резонанс в театральной жизни Киева, стала лауреатом многих конкурсов и фестивалей как в Украине, так и за рубежом. Вот отрывок из рецензии на первые спектакли театра: «Когда слышишь слово кафе, возникает представление о чем-то легкое, простенькое. И вдруг — серьезная, непростая, порой жесткая спектакль, где за тривиальным сюжетом случайного романа открываются незаурядные и очень современные человеческие характеры ».

1 2 3 4