Рубрика «Режиссер»

«Украденное счастье», современная версия

Рубрика: Кино, Режиссер

Андрей Дончик — кино-и телережиссер, с 1999 по май 2004 — главный режиссер канала «1 +1».

В 1983 году окончил кинофакультет КГИТИ им. И. К. Карпенко-Карого. Поставил фильмы: «Владимир Сосюра» (1983), «Гибель богов» (1988, приз за лучший дебют

I Всеукраинского кинофестиваля им. И. Миколайчука) и «Кислородный голод» (1992, приз кинокритики — Венеция, 1992; приз за лучшую мужскую роль — Фессалоники, 1992). Режиссер программы «Телемания» (1996), автор и режиссер ток-шоу «Табу» (Приз «Золотая Эра» Национальной телекомпании Украины в номинации «лучшее ток-шоу 1997 года»). Член Союза кинематографистов Украины (1992). Лауреат премии им. Пилипа Орлика (1994).

— После «Кислородного голода» вы 12 лет не снимали. Сложно ли было возвращаться в режиссуру?

— Почему не снимал? Все это время на телевидении я только и делал.

— Я имею в виду кино.

— Ну, во-первых, «Украденное счастье» — это сериал, который строится более по телевизионным законам, чем по законам кино. А во-вторых, и я, и съемочная группа были интересующиеся работы, поэтому работалось очень хорошо. Единственное, что не было каких-то наработанных штампов, специального опыта, который очень нужен в телевизионном производстве, потому, что очень быстро все происходит. Четыре серии по часу каждая нужно было снять за тридцать пять съемочных дней, тогда как полуторачасовой «Кислородный голод» я снимал 7 месяцев. Соответственно, труднее всего было выдержать темп.

Прошло два года …

Рубрика: Полезно знать, Режиссер

Письмо в редакцию от Киры Муратовой

Два года с того времени, как я посмотрела фильм Юрия Ильенко «Молитва за гетмана Мазепу». Удивление и восторг продолжается. Вот наконец этот режиссер сделал то, что хотел, так, как хотел. Грандиозно, великолепно, замечательно, бесстрашно и, при этом, так искренне. Надрыв, неистовство, страдания, страдания, страдания …

Раньше мне казалось, что такую запредельную степень всенародного, массового, национального горя невозможно передать в искусстве. Зашкаливает.

Оказывается, красота формы спасает содержание, делает возможным его восприятие.

Глаза, мозг, сердце, нервы (и что там еще есть у нас для этого?) С восторгом впитывают мощное, удивительное, осмысленное зрелище.

Все эти два года мечтаю посмотреть еще раз этот уникальный фильм. Так же, как, живя в Украине, мечтаю смотреть на большом экране фильмы Александра Довженко. Но недоступно. Нереально.

Писатель, актер, кинорежиссер

Рубрика: Режиссер

Покинул этот мир замечательный писатель, актер, режиссер Николай Винграновский. Жил он достойно, его лирическая поэзия в авторском исполнении захватывала многочисленных поклонников его таланта. Повлиял на него в молодости великан нашего кино и литературы Александр Довженко, закалили и вселили свободный дух степные ветры (он родом из Николаева), чтобы творить и радоваться жизни. Окончив школу, поступил в Киевский институт театрального искусства им. Карпенко-Карого. Но наведался в Киев Довженко, увидел юношу, купил ему ботинки и забрал в Москву — именно тогда мастер стал руководителем режиссерского курса во ВГИКе.

1961 после обучения Николай Винграновский приехал в Киев, уже имея за плечами актерский актив — сыграл Ивана Орлюка в фильме Юлии Солнцевой «Повесть пламенных лет» по произведению А. Довженко. Он продолжал сниматься и в Киеве. Как режиссер начался с фильма «Эскадра поворачивает на запад», который снимал в Одессе вместе с режиссером М. Билинский, и рассказывалось в нем о временах гражданской войны, когда возле Одессы стояли французские военные корабли, и о борьбе, которая велась среди французов: воевать с большевиками или нет. Следующий фильм — «Берег надежды» (1967) — также связан с зарубежьем, в нем речь шла об атомной угрозе, а главными персонажами были физики — американец Шервуд и россиянин Макаров, раскрывался их морально-философский поединок: постановщик разоблачал буржуазное общество и главным в арсенале было оружие публицистики. Через два года ставит «Дума о Британке» за Юрием Яновским, писателем-романтиком. Винграновского также причисляли к романтиков, его поэзия, иногда пафосная, это подтверждала.

Феномен жизнестойкости. Изгнанник «Постарайтесь уважать друг друга»

Рубрика: Новости, Режиссер

Феномен жизнестойкости

Книга объемом 245 страниц — это воспоминания Василия Катаняна, дополненные рисунками Параджанова, фотографиями и великолепными репродукциями коллажей Параджанова, и отдельный раздел, который называется «Музей Сергея Параджанова в Ереване», в который вошла статья Карена Микаэляна о музее и документы, которые там хранятся, в частности письма знаменитых лиц до Сергея Параджанова.

Книга читается легко и с удовольствием, в ней много юмористических, веселых историй. Это может показаться странным, ведь речь идет о человеке драматической судьбы. Да, но человека особое: Параджанов не драматизировал своей жизни, он жил в полную силу, а это и называется жизнестойкостью. Василий Катанян пользуется как собственными записями, так и воспоминаниями других людей. Он вспоминает много встреч с Параджановым, начиная еще с тех времен, когда тот жил в Киеве, многочисленные примеры его странностей, мистификаций, розыгрышей, всего, что составляло смысл его жизни. Катанян не обходит и непригладжених характеристик, приводит Параджановского иронические самохарактеристика. Безработица и тюрьма забрали лучшие годы художника, и, несмотря на это, он не изолировался, не замкнулся, а остался неизменным балаясником, который не считался с личным временем, чтобы держать внимание других людей. Сегодня часто прибегают к выражению «публичный человек», имея в виду того, чья профессия обязывает быть на виду и уметь держаться. Параджанов — это образец публичного человека, у него надо учиться артистизма. Приведу один факт — его умение входить в контакт со знаменитыми людьми. «1986 Сережа приезжает и говорит:« Хочу подарить Сен-Лорану альбом, который я построил в его честь ».

Коллективное бессознательное в творчестве Сергея Параджанова

Рубрика: Кино, Режиссер

«Тени забытых предков» Сергея Параджанова — один из самых увлекательных и найнезбагненниших фильмов ХХ века, уже на протяжении сорока лет неизменно поражает зрителей, становится открытием для каждого нового поколения, оставаясь вне времени в своей вечной актуальности. Откуда же такая неисчерпаемая сила эмоционального воздействия, безграничное смысловое богатство?

Параджановского «Тени» — это уникальное сочетание кинематографического новаторства, индивидуальной неповторимости режиссерского и операторского стиля с глубиной и универсальностью смысла, которая сближает фильм с мифом и фольклором, напоминает о надособистисний аспект художественного творчества, ее извечный связь со сферой родовой памяти, архетипами коллективного бессознательного.

Позволим себе краткий теоретический экскурс. Согласно концепции Карла Густава Юнга, индивидуальное бессознательное — лишь вершина значительно большего по объему коллективного бессознательного, надособистисного по своей природе, унаследованного человеком подобно инстинктов, а не сформированного на базе индивидуального опыта. Если в личностном бессознательном основную роль играют комплексы, то структурообразующие элементами коллективного бессознательного являются архетипы — универсальные модели бессознательной психической активности, спонтанно определяющие человеческое мышление и поведение.

1 2 3 4 5 6